Утром дождя как будто и не было. Тишину нарушали звуки автоматных очередей и одиночные выстрелы. Кто-то ерзал, кто спал, многие начали бредить, в том числе и я.

-Ма, я уже не могу здесь сидеть, – начались капризы, – давай отдадим им деньги, чтоб нас отпустили? Скажем, что мне надо на футбол и может нас отпустят?

Я хотел встать и пойти, но мама силой удерживала меня. Успокаивали все: мама, брат, Ахшар, рядом сидящие люди. Я что-то говорил и пытался встать.

– Успокой своего щенка, или я его сам успокою! – проговорил боевик. И стал демонстрировать свой автомат «Калашникова».

Я почувствовал несколько ударов по щеке. Еще удар. – Тише!!! Успокойся!!!- и очередной удар. – Хватит все!!! – сквозь зубы проговорила мама, не привлекая внимания.

Бородатый ублюдок стоял лицом к нам, внимательно смотрел, и ухмылялся. Подошел другой террор и о чем-то спросил у своего товарища. Мама и еще кто-то из женщин попросили вывести меня в коридор подышать воздухом, чтоб немного прийти в себя.

– Нам не разрешено выводить из зала! – проговорил боевик, – сейчас старший подойдет, как скажет, так и будет.

Женщина начала умолять его, и он сдался. Мама вынесла меня в коридор. Мы стояли рядом с мужской раздевалкой.

– Пусть умоется, – приказал террор и остался в коридоре. Я жадно пил, казалось, что вода из крана течет очень медленно, хотя был полный напор. Мама торопила меня, оглядываясь на дверь. Я не мог напиться.                                                                                                

– Мама выпей воды… – не успел я договорить, как в раздевалку ворвался злой, как бык смотрящий на красный цвет матадора, боевик. Он что-то проговорил, направил автомат на маму и перезарядил.

Я успел крикнуть…

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о